www.androfarm.ru - отдых на воде

Содержание
Главная

Походы

Полезные
советы


Фото галерея

Форумы

Приколы

Авторы

Трофеи

Ссылки
Статистика
Экстремальный портал vvv.ru


Великая, река, 4-9 июля 2002 года.




Вместо предисловия.

         Поход планировался всего лишь несколько дней, поэтому с билетами получился напряг. А всё из-за того, что Лёню не хотели отпускать с работы… Но настало время генеральной репетиции перед трёхнедельным походом по Карелии. В Москве стояла дикая жара, надо было срочно куда-то выбираться. Вот мы и решили проверить своё снаряжение на уже знакомой Великой.

4 июля. Четверг.

         Приехали на Рижский вокзал на четвёрке Юры (впрочем, как и всегда), бросили вещи в привычном месте на перроне, и мы с Лёней решили затариться в «Крестовском». По пути встретили две группы: два мужика шли на Себеж, а студент в здании вокзала караулил вещи своих сокурсников. Выяснили, что они тоже идут на Великую. После посещения супермаркета Лёня захотел купить кассету Михаила Боярского. Подойдя к прилавку, он первым делом увидел сборник песен Филиппа Киркорова и воскликнул: «А ведь кто-то его слушает!». «А кто-то слушает Боярского!» - ответил я. Мы погрузились в поезд заблаговременно, с нами в вагоне оказались три собаки и кошка. Помимо этого, студенты тоже собирались ехать в нашем вагоне. Они перетащили вещи к составу, бросили их на перроне и стали чего-то (или кого-то) ждать, а когда до отправления оставалась, максимум, минута, то началась, мягко говоря, авральная погрузка. В итоге, вроде, никого не забыли. В поезде – дикая духота и жара, в купе вещи девать некуда, забили ими все щели (благо, у нашей попутчицы с нервами всё было в порядке). Вдруг Лёне понадобился плеер, захотелось послушать Боярского. Пришлось мне его доставать, т.к. Лёня не знал, где он лежит. В общем, вскоре все оказались довольны, ведь стемнело, и жара пошла на спад.

 5 июля. Пятница.

         Ранним утром вышли погулять и закупиться в Великих Луках. Уже третий поход за год связан с этим городом. Всё нас что-то на запад тянет… Подышали «родным» воздухом; стали решать, куда же всё-таки ехать, до Пустошки или до Забелья?!.. Лёня пошёл к проводнице, узнать, «есть ли в Забелье бомбила». Она вытаращила глаза и посоветовала (вернее - послала) спросить у кого-нибудь ещё. Короче, нам захотелось трудностей, и мы выгрузились в Забелье. Тут же налетели водители, мы выбрали мужичка на «Ниве», который оказался начальником местного уголовного розыска. Он забросил нас к развалинам бывшей ГЭС километрах в пяти выше озера Верято. Взял всего 150 р., научил собирать белые грибы, не сворачивая с дороги, а также посоветовал попробовать водку «Большой Иван» и «Малый Иван». Мы ответили, что ходили по этим озёрам (См. Балаздынь и Ловать), он очень удивился. «Нива» уехала, солнце жарило, повсюду летали бабочки. Приготовившись к отплытию, мы решили перекусить, как раз зашло солнце, и стало чуточку попрохладнее. Но не тут то было! Из облаков сначала закапало, потом потекло, ну и, в конце концов, полило как из ведра. Переждали ливень, пытались ловить рыбу на жвачку (даже окушка поймали), закончили перекус и, наконец, выплыли. Нам казалось, что Великая в этих местах примерно должна напоминать Балаздынь, но, к счастью, Великая - она и есть Великая. До озера дошли очень быстро, может, за час. Выйдя в Верято, ясно ощутили последствия постройки Копылковской ГЭС: из воды торчали сухие останки леса, получился своеобразный марсианский пейзаж. Обленившись, решили заночевать в ближайшем сосновом бору. Скорее всего – зря! Мы, конечно, насобирали много черники, земляники и грибов, но дорога, по которой постоянно кто-то ездил, находилась метрах в пятидесяти. В конце концов, какие-то <…> поставили свою машину в десяти метрах (!!!) от нашей палатки!!! Сами они поплыли на рыбалку. Если бы у Вуоксы не спускали баллоны, мы точно бы уплыли отсюда. Правда, непонятно – куда? Но всё же выглянуло солнце, горе-рыбачки уехали, а машины ездить перестали. Я пошёл блеснить и уже в сумерках увидел, как группа на «Тайменях» спешно ретируется с другого берега. Видимо, у них были на то веские причины… Лёня немного выпил и решил искупаться. Он плюхнулся в воду, распугав тем самым всю мою рыбу, которую я непременно бы поймал, если бы, конечно, не эта выходка, которая……..

6 июля. Суббота.

         С утра небо опять затянуло тучами, заморосил дождь, но он, к счастью, оказался кратковременным. Позавтракав геркулесом, я непременно должен был почистить зубы и пошёл на мостки. Наклонившись над зеркальной гладью озера, я в чистейшей воде на глубине около метра увидел рака и сообщил об этом Лёне. Он выхватил свой «Смерш» и, даже не раздевшись, самоотверженно бросился в глубь озера, намереваясь дать бой этому наглому раку. Но трусливое членистоногое подло уплыло в родную норку, оставив Лёню с носом, а также с насквозь мокрой одеждой. Впоследствии Лёня утверждал, что пытался загнать добычу на мелководье и уж там разделаться с ней по-свойски. Также он клялся, что никогда больше не допустит такого позора. Но я отвлёкся, не раки были целью нашего похода. Поэтому Лёня быстро переоделся и уже рулил «Вуоксой» на просторах водохранилища Верято. Немного по нему поплутав, впервые на воде встретили «Вуоксу», двушку, если не ошибаюсь. Выглядит немного странно на фоне преобладающих «Тайменей». То и дело приходится проплывать между сухими стволами деревьев. Много леса затопило… Так ненароком можно и шкуру продрать… Непосредственно перед Копылком - куда (по нашим расчётам) должны были приехать студенты - мы, окончательно заплутав, сделали крюк метров 700-800. В посёлке сходили в магазин, купили вкусных коржей по 2 р. за штуку, очень быстро обнесли плотину слева и вышли в озеро Заболоцкое. Мама с Лёней быстро вспомнили, что держаться следует правого берега, и вскоре «Вуокса» вошла в реку. Косяки мальков расплывались во все стороны в кристально чистой воде, растительность медленно колыхалась на течении, освещаемая солнцем… Хорошо!.. Уж полдень близился: решили мы перекусить. Место выбрали, прямо скажем, не аховое, но Лёня увидел мостки, с которых можно было понырять. Перекусили на каком-то поле, Лёня нырнул пару раз с мостков, я накопал червей, мама позагорала. Байдарка наша, тоже чуток постояв на солнце, решила потихоньку спускать воздух из баллонов. Таким образом, мы сели на первую же мель и немного продрались. Не очень весело, особенно если учесть, что уже начинались перекатики, порожки и шиверки. Между озером Быстрое и деревней Высоцкое (судя по двухкилометровке от 439 ЦЭВКФ) вода резко помутнела; такое впечатление, что в реку что-то сливали (или, может быть, просто грунт вымывается, ведь никакого запаха не было…). Но, так или иначе, после первого же завала (!) вся муть куда-то пропала, и вода вновь стала кристально чистой. Встретили ещё несколько завалов, но все они были пропилены; только один пришлось обволочить, правда буквально по вымощенному в тростниках шоссе. Воды в реке много: пороги превратились в перекаты, перекаты – в шиверки, а шиверы – в быстрины с отдельными камнями в русле. Но со спущенными баллонами и это далеко не радость. К тому же впереди развалины ГЭС перед Поддубьем, которые никак не могло залить. Увидев здание ГЭС, причалили и начали обносить вещи (Лёня сказал, что по-любому один проведёт байду). На плотине местные ловили рыбу, и сразу за ней (в смысле – за плотиной) студенты чинили свою RZ-ку. Так вот кто пропилил все завалы и протоптал дорогу в тростниках! Ну что ж, большое им спасибо! Лёня научил этих студентов, как чисто проходить препятствия на «Вуоксе» со спущенными баллонами, выпил с ними, загрузил свою байду обнесёнными вещами, пожелал студентам удачи. Они и не знали, что нормальных стоянок не будет ещё километров 10, как минимум, а время-то уже – 7 вечера. В общем, мы ушли вперёд и никогда больше их не видели. У нас и своих проблем хватало: вода в байдарке прибывала, хоть и медленно. Все более или менее нормальные стоянки заняты местными рыбаками или автолюбителями. Пришлось выйти в озеро Ясское и полностью его пересечь. Только у истока нашли подходящее место. Время – 22 ноль-ноль. Поужинали, у меня даже оставались силы на рыбалку (место ведь просто отличное), но вот силы нашей байдарки на сегодня иссякли. Жалко… Баллоны спустились, протекторы сползли с кильсонов и стрингеров – таким образом, при соприкосновении с камнями и дном реки в шкуре оказалось порядка 40 (!!!) мелких дырок. Часов в 12 мы с мамой пошли спать (сил не было дырочки заклеивать), а Лёня, поставив себе кассету Леонарда Коуэна, продолжил заклеивать пробоины. Часа в два лёг, так и не доделав работу до конца…

7 июля. Воскресенье.

         Всё утро (пока мама собирала землянику) мы с Лёней ремонтировали байду. Плыть, конечно, можно, но до идеального состояния далеко… Позавтракали, выплыли и сразу же встретили какую-то группу байдарочников с собакой. Она, <…>, нас облаяла. Солнце светит, жара… Остановились искупаться, мама нашла тростники, начала их фотографировать. Отсняв пару кадров, не спеша поплыли дальше. Грести совсем не хотелось, хотелось купаться и загорать. Но одно другому (и тем более третьему) не мешает. Выплыли в озеро Зверино, увидели группу с собакой. Видимо, они тоже не очень-то и спешили. Эта группа поплыла на турбазу – их путь был окончен. Наш курс лежал чуть правее базы, под мост. На озере много рыболовов, все берега буквально облеплены ими. После моста в маленьком озерце нам стали попадаться венки, плывшие по воде. Что бы это могло значить? Ах да! Ночь на Ивана Купала и, типа, всё такое… Вошли в реку, стоянки пошли одна за другой. На одной из них мы даже вылезли погулять, искупаться, насобирать и поесть черники. Но обедать на ней не стали: во-первых, ещё рано; а во-вторых, запах какой-то странный и мухи жирные летают. Короче, поплыли дальше. Рыбы в реке должно быть много – уж больно места хорошие! Но ловить, к сожалению, нет времени. Прошли несколько несложных перекатов, и вышли в озеро Езерище. Стоянок по его берегам хоть отбавляй, но почти все они заняты. Прошли озеро и встали на перекус на классной стоянке на мысу (там же, где и в прошлом году). Приготовили, как всегда, «Роллтон» и, пока он остывал, вновь искупались. Распорядок дня напоминал прошлогоднюю Карелию. Омыв свои тела и утолив голод наших желудков, мы с мамой полезли на сухое дерево, напоминающее знак из «Quake», а Лёня нас сфотографировал. Вдоволь наигравшись, решили всё же, что надо плыть дальше. Ведь, судя по прошлому году, впереди должен был быть самый трудный участок пути (пороги, разрушенная мельничная плотина). Солнце наконец-то зашло, жара спала, похорошело. Можно было проходить любые пороги. Но после первой их половины мы окончательно поняли: вода настолько высокая, что не представляет фактической угрозы (конечно, если быть предельно внимательными, а то ведь кильнуться везде можно). Решили встать на первой же пригодной стоянке. Она нам попалась довольно скоро. Ну, конечно, высоко (обрыв песчаный метров 20 будет), но зато сосны, ягоды, грибы… Лесовозные дороги поблизости, но по ним уже давно никто не ездил, так что жить можно. Не успели поставить палатку – пошёл дождь. Как всегда, в самый неподходящий момент. Дождь был непродолжительным и слабым, так что вещи даже не успели промокнуть. Но погода менялась, и на следующее утро мы ощутили это в полной мере… Ну а пока, ни о чём не подозревая, спокойно уплетали имитатор пюре с тушёнкой и лисичками, болтали ни о чём… в общем «фигнёй страдали».

 8 июля. Понедельник.

         Проснувшись по зову будильника в 800, мы с ужасом поняли, что по палатке барабанят крупные капли дождя. Но ничего не поделаешь, придётся плыть, ведь билеты заранее куплены. Как же всё-таки неприятно вылезать из тёплого и сухого спальника под холодный и противный дождь! Но Лёня даже под таким дождём сумел развести костёр и натянуть тент. Быт был налажен. Пока на потухавшем костре варилась каша, вещи были собраны и упакованы, а байдарка спущена вниз. Позавтракав под не прекращавшимся дождём, примерно в 10 часов выплыли. Прошли часть порогов, один раз чуть не налетели на камень (кстати, из-за несогласованных действий капитана и экипажа). Дождь, который, видимо, шёл всю ночь, только добавил воды в реке, залив тем самым всё, что хоть каким-то образом могло напоминать пороги. Дождь начал потихоньку прекращаться, и вскоре совсем закончился; река, выйдя из леса, приобрела спокойный характер (в отличие от местных собак, которые так и норовили нас обгавкать). На левом берегу перед островком был указатель «налево», вывешенный на белом флаге. Протоки, вроде, одинаковые, но мы всё же решили последовать указателю. Оказалось, что на берегу есть родник (правда, непонятно – зачем?! Воду ведь из реки пить можно!), от воды к нему идёт культурненькая лестница. Но у нас, к сожалению, не было времени для осмотра местной достопримечательности. Вскоре наша «Вуокса» была пришвартована под мостом в деревне Яковлево. Там уже собиралась одна группа, но через полчаса, в 1300, они уехали на картофелевозе… ? Выглянуло солнце, и нам удалось высушить не только шкуру байдарки, но и все наши вещи, палатку и тент. Лёня пошёл договариваться с машиной и нашёл ветерана ВОВ из Питера на стареньком «Москвиче». В это время пришли местные рыбаки, надули «резинку», отплыли и буквально через десять метров дрейфа из-под коряги поймали щучку на зелёный виброхвост. Лёню это просто поразило. Ну да ладно, бог с ними… Приехав в Идрицу (где, кстати, работают телефоны МТС ?), наконец-то купили «Большой Иван» и «Малый Иван», водку Невельского завода. Приедем – попробуем!.. Оказалось, что группа-из-под-моста едет с нами в одном поезде, и более того – в одном вагоне. Уже в дороге Лёня, естественно, пошёл к ним поболтать и выяснил, что там у одной девушки сегодня день рождения, как и моей мамы. Лёня предложил пойти к ним, отметить общий праздник. Мама почему-то отказалась, а я в тот момент писал эти строки. Так никто никуда и не пошёл. А ранним утром вторника мы были в Москве, на Рижском вокзале, где нас уже ждал Юра.

Никита Жоров
 


 

© 1998